01014, м. Київ, бул. Лесі Українки 29, оф. 42
тел.: (044) 285-60-17, 285-74-17, e-mail: office@vaks.org.ua

Всеукраїнська Асоціація

кредитних спілок

Законопроект про роботу небанківського фінринку має стати основою регулювання та нагляду, не важливо, ким він буде вироблений — член Нацкомфінпослуг Денис Ястреб

Зарегистрированный 25 мая в Верховной Раде законопроект о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно государственного регулирования рынков финансовых услуг, стал неожиданностью для участников рынка, что послужило причиной его создания?

Идея законопроекта возникла в 2015 году, как только новый состав Нацкомфинуслуг приступил к работе. Руководствуясь опытом работы в страховой компании было понимание, что необходимо получить от регулятора. Первое это понятность. Он должен быть понятным, какая будет его реакция на определенную ситуацию и к чему надо готовиться участникам рынка. Второе очень хотелось в лице регулятора видеть не только карательную инстанцию, но и тот орган который может помочь, либо подсказать. Не будет «рубить с плеча шашкой», а может отработать проблемные вопросы на этапе, когда только есть признаки. Т.е. элемент надзора на основе рисков. Придя в комиссию, мы поняли, что все действующее законодательство говорит о том, что необходимо делать, когда негативное событие уже произошло.

В Европе, и на других рынках связанных с аккумулированием средств, в первую очередь, управляют рисками не допуская кризисных явлений, нарушений законодательства, неплатежеспособности и банкротства. У нас же сегодняшними действующими методами этого достичь не реально. Сегодня государство может реагировать, когда все случилось.

Небанковский рынок разнообразный, есть крупные компании с миллиардными оборотами, есть совсем мелкие, возможен ли к ним единый подход.

Мы должны понимать, что одни и те же меры воздействия по-разному влияют на компании, находящиеся на разном цикле жизни в разном платежеспособном состоянии. Так компании, которые успешно развивается, соблюдают законодательство, стремятся быть платежеспособными, хорошо реагируют на замечания и рекомендации регулятора. У компаний, находящихся в состоянии какой-то проблемности, моменты улучшения отходят на второй план, основная задача спасать бизнес любым доступным способом, в том числе путем нарушением прав потребителей, какими-то манипуляциями. На такие компании стандартные наказания, такие как штраф или устранение нарушений, не работают. Поэтому в законопроекте мы попытались описать, что компании в зависимости от состояния должны иметь свое регулирование, свой надзор и свои меры воздействия, которые будут эффективными именно для них.

Третья категория компаний это те, которым помочь уже не возможно. Это неплатежеспособные компании и единственный способ работы с ними это их ликвидация. Сейчас никакого порядка ликвидации не существует. Компания, которая сдала лицензию, освобождается от обязательств.

Четвертый пласт рынка это фиктивные компании, которые работают для того чтобы не предоставлять финансовые услуги, а прикрывать какие-то сферы бизнеса, активы которых в будущем могут быть проданы или использованы для покрытия каких-то обязательств.

Поэтому в этом законопроекте мы сегментировали рынок на четыре категории: успешные, проблемные, неплатежеспособные и фиктивные. В каждом сегменте будет свой метод надзора и свой метод влияния.

Это означает, что будет изменен процесс проверок?

Да. Сейчас закон предполагает, что есть плановые и внеплановые проверки, на которые мы можем выйти по определенным параметрам. Плановые остаются без изменения, а вот внеплановые проверки будут иметь несколько широкий характер. Они будут не только для выявления нарушений, но и для изучения компании, как аудит. Например, при передаче портфеля, оцениваем состояние компании, предполагаемые изменения после завершения этого процесса, хватит ли средств, какие условия сделки, будут ли передаваться активы.

То есть цель проверок не выявить нарушение, а понять финансовое состояние компании на месте. Не по отчетности. И исходя из результатов проверки мы принимаем решение, разрешаем что-то делать или нет. Цель — недопущение в будущем негативных последствии для компании.

Процесс проверок очень подробно прописан в этом законопроекте. То, что они бывают плановые и неплановые, выездные и не выездные. Какие документы при этом оформляются, какие есть критерии рисковости и т.д.

Мы хотели бы сохранить действующий механизм — выездные и не выездные проверки, он является легким вариантом контроля и в основном будет использоваться для двух целей: это пруднадзор, анализ отчетности и второй защита прав потребителей. Т.е. для того чтобы не выходить на проверки каждый раз и не отягощать субъекта своим присутствием, когда к нам обращается один конкретный человек, мы будем просто запрашивать документы. Если это будут какие-то кризисные большие явления, например, когда лавина жалоб, тогда будет осуществлена выездная проверка.

Почему так подробно все прописано в законопроекте, мне бы не очень хотелось, чтобы право устанавливать проверки, их назначение, виды, сроки лежало только в плоскости одного органа. Это наш посыл на нашу прозрачность и нашу вменяемость. Те основные принципы, которые должны быть соблюдены каждым, в том числе и регулятором. Они очень подобны той ситуации, которая сейчас есть, просто доработаны с точки зрения специфики наших рынков, и мы должны это понимать. Нельзя написать одно правило, которое бы подходило всем. Мы немного отличаемся, у нас немного другие задачи поэтому немного другие правила.

А что касается мер воздействия, их тоже предполагается изменить или все останется, как и раньше?

Стандартные устранения нарушений, созыв собрания акционеров, введение временных администраций аннулирование лицензии и т.д. тоже пересмотрены.

Для хороших компаний останется самый распространенный метод воздействия, это устранение нарушений при этом мы сможем дать рекомендации или указать способ. Мы полностью предлагаем отказаться от такой меры воздействия, как аннулирование лицензии вследствие нарушения законодательства. Регулятор аннулировать лицензию не будет.

Лицензия — это не просто право заключать договора, лицензия — это обязанность компании выполнять все требования, установленные законодательством. Если компания имеет обязательства перед человеком, она должна выполнять их согласно закона до самого конца. И не должно это зависеть от воли компании, от того, что она сдала лицензию и больше не перед кем не отвечает. Лицензию можно сдать только в том случае, если бизнес уже не работает, нет никаких незавершенных договоров. Можно передать портфель в ноль и тогда сдать.

Сейчас, например, узнав, что будет проверка, можно аннулировать лицензию и через месяц быть свободным и потом получить новую.

Еще одной отдельной мерой пресечения будут рекомендации, которые регулятор будет давать если увидит рисковую деятельность. Они не обязательны для выполнения, единственное, что если компания не захочет их выполнять, она для нас становится более рисковой. Это означает, что в ней буду чаще проходить плановые проверки. Законопроектом не предполагается ежегодная проверка всех участников рынка. Останется периодичность два-три-четыре года, все зависит от присужденной категории рисковости.

В законопроекте особое место уделено проблемности компаний, что под этим подразумевается?

Проблемность компаний, платежеспособность — это те категории, которые будут присущи тем компаниям, которые привлекают денежные средства тем или иным способом. Сюда могут входить страховые компании, кредитные союзы, фонды финансирования и т.д. Если говорить о проблемности неплатежеспособности, то это — компании, которые аккумулируют деньги и у которым может возникнуть долг перед человеком.

Проблемой является, когда компании нарушают нормативы. Если есть такие признаки, то у нас есть только один путь — это оздоровления. Это индивидуальный план, который разрабатывается комиссией, участником рынка, его акционерами. И предполагает, что в короткий период времени компания может восстановить свои нормативы и стать платежеспособной. Т.е. на сегодняшний день, если провести аналогию, такой план необходим компаниям, у которых, анализируя отчетность, мы нашли, что какие-то нормативы немного не совпадают, при этом нет жалоб. Можно сказать, что это хорошая компания, у которой вроде бы все нормально с деньгами.

Если компания проходит план оздоровления, и мы видим его выполнение, то все ок. Она попадает опять условно говоря в зеленую зону и спокойно работает. Если компания не сможет выполнить план и ее показатели не улучшаться к концу плана, то мы говорим о принудительной ликвидации.

Хотелось также сказать, что на этапе проблемности у компании будет куратор, представитель комиссии, который будет следить за выполнением плана. Он может присутствовать в самой компании смотреть на операции и контролировать некоторые из крупных. У него будут полномочия, чтобы он мог припятсвовать выводу денег.

В законопроекте описывается процесс принудительной ликвидации, что он включает?

Принудительная ликвидация применяется к неплатежеспособным компаниям, у которых нарушаются нормативы и есть долги. Долги только перед потребителями. В этом законопроекте потребители четко понимаются: это только физические лица. Если у компании есть долги, нет покрытия нормативов, если она не смогла пройти или отказалась от плана оздоровления, мы говорим о принудительной ликвидации. Это ряд мер, которые приводят к банкротству. Т.е. сразу вводится временный администратор, отстраняется от руководства правление, набсовет, акционеры, все. Администратор имеет две функции. Первое это поддерживать компанию на минимальных уровнях работы, т.е. это увольнение сотрудников, выплата заработных плат тем, которые остались, сохранение активов, и вторая, главная, функция — это инвентаризация. После завершения процесса компания предается в суд для процедуры банкротства. Единственное, что не может произойти в этой процедуре банкротства, это санация т.к. она уже была.

Что касается аннулирования лицензии, это происходит тогда, когда принято решение о ликвидации компании.

Кто из участников рынка может попасть под фиктивные компании?

Компания является фиктивной в тот момент, когда она не осуществляет деятельность, которая есть целью ее создания. Если говорить о более глубоком анализе, то путем сравнения рыночных компаний по 5—8 характеристикам можно увидеть, что у рыночных компаний все это присутствует, у компаний, которые занимаются киптивным бизнесом, часть параметров будет отличаться, но основная масса будет. У компаний, которые являются фиктивные, расхождения по этим параметрам будет составлять от 70 % и выше. Проверяли уже на страховщиках.

А не планируется в законопроекте закрепить предельную норму перестрахования?

Нет. Мы обсуждали этот вопрос с ассоциациями страховщиков и пришли к выводу, что в законе это зацементировать не возможно, поскольку рынок постоянно меняется. У нас очень много разных видов услуг. Выписать можно принципы, но конкретику тяжело. Потому, что выписав сегодня конкретику завтра мы будем иметь компании, которые будут соблюдать какие-то требования, чтобы не попасть под эту категорию.

Возможно со временем что-то изменится ко второму чтению, но это жестокая позиция, мы понимаем, что фиктивный бизнес здесь быть не может и его последствием будет исключение из реестра и аннулирование лицензии.

У нас сейчас есть пул компаний, которые просто не отчитываются, есть пул, которые отчитываются, но с нуля, либо пул, которые отчитываются, и мы не можем понять каким видом деятельности они занимаются, потому что те параметры, которые есть в отчетности, не поддаются здравому смыслу. Формально все правильно. Но, по сути…

Какие новшества еще есть в этом законопроекте?

В этом законопроекте есть много мелких улучшений, связанных с заключением договоров в электронном виде, с уточнением некоторых терминологий. Он предполагает частичный выход из-под закона о лицензировании. Т.е. Комиссия будет иметь свой порядок выдачи и аннулирования лицензий и контроля.

Он предполагает выход из-под действия закона о надзоре и контроле. Этот законопроект, когда будет принят, позволит нам оставаясь в рамка системы лицензирования, учитывая специфику рынка, и более качественно осуществлять допуск к рынку и вывод с него. Мы уже набили шишки законом о лицензировании, мы понимаем, что те изменения, которые происходят, не учитывают специфику, например, сегодня часть наших субъектов стоит на пороге аннулирования лицензий потому, что имеют два нарушения. Мы говорим о неадекватности, когда в два либо пять дней должны сделать проверку большой компании и в десять дней принять решение о выдачи лицензии для работы на рынке.

Фактически, мы взяли сегодняшний день, таким как мы его видим, и описали в этом законопроекте. Отработали стандарты надзора по страховщикам, кредитным союзам и попытались прописать принципы таким образом, чтобы в свою систему надзора имплантировать те принципы, которые есть в Европе.

Как вы оцениваете реальность прохождения и принятия этого законопроекта?

Этот законопроект давний и он частично уже анализировался в профильном комитете парламента во время доработки закона о страховании, он частично был в сплите. Это работа двух с половиной лет. Это — комплексный документ, который дает одну картину как изменится рынок.

Я считаю, что документ считается приоритетным и пусть в нем написано Нацкомфинпослуг, он должен быть необходимым для любого регулятора. Этот документ должен лечь в основу того, как будет регулироваться и надзираться небанковский финансовый рынок, а кем — не важно. Мы хотели сказать, что даем систему координат, в которой может работать кто угодно. Это не ручное управление, мы видели его минусы до 2014 года и не хотим их повторить. Поэтому если заменить Нацкомфинуслуслуг на любое другое название, этот документ подойдет любому органу. У этого законопроекта есть достаточно широкая поддержка.

За матеріалами ІА «Інтерфакс-Україна»

                        

         
Авторизація


Думка експерта



Споживачам — членам КС

Що таке кредитна спілка?

На яких принципах ґрунтується діяльність кредитної спілки?

Які нормативно-правові акти регулюють діяльність кредитних спілок?

Детальніше
 

                    
    Всі права захищено
2005-2010 © vaks.org.ua
designed by: maxprojects.net